В фокусе Максим Филиппов

Сегодня «в фокусе» — Максим Филиппов

Максим Филиппов

Театр начинается с вешалки, а хороший специалист — со студенческой скамьи. И здесь на первый план выходит личность педагога, который осуществляет связь времен, передавая эстафету из настоящего в будущее. Это особенно актуально для высшей школы, о проблемах которой сегодня так много говорят и пишут. Погожим мартовским днем мы беседовали с профессором кафедры «Графический дизайн» Санкт-Петербургской Государственной художественно-промышленной академии им. А. Л. Штиглица Максимом Филипповым о студентах и преподавателях, инфографике и юзабилити, гармоничной визуальной среде, путешествиях и новых технологиях...

— Вы окончили Высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной (ныне СПбГХПА им. А. Л. Штиглица). Выбрали это учебное заведение потому, что с детства любили рисовать?

— Нет, рисовать я не любил. Ходил, конечно, в художественную школу, но без особого энтузиазма. Однажды бабушка мне сказала, что к нам на Гражданский проспект приехало какое-то училище. Я пошел посмотреть и там впервые увидел произведения графического дизайна (это были студенческие открытки к Первому Мая, плакаты, орнаменты). И меня, что называется, «накрыло» — я понял, чем хочу заниматься!

— С первого раза поступили?

— Да. И любовь к рисунку и живописи пришла уже в студенческие годы.

— Нравилось учиться?

— Конечно! А дизайном вообще невозможно заниматься без желания. Это работа для людей увлеченных — если она не по душе, ты просто не сможешь высидеть за компьютером или планшетом столько времени, сколько нужно.

— Когда вы пришли в профессию, все наверняка делалось вручную, а уж потом на помощь пришли компьютерные технологии...

— За двадцать лет графический дизайн в корне изменился. Я иногда в шутку говорю своим друзьям, что если бы знал, насколько преобразится моя профессия, насколько мы станем зависеть от техники, то не занялся бы ею в свое время. Тогда ценилось именно то, что ты можешь делать руками, настоящее творчество, а техника задействовалась лишь на завершающем этапе.

— Сейчас, скорее всего, большая часть работы осуществляется на компьютере...

— Не большая часть, а абсолютно вся, но замысел все равно рождается в карандаше — это я вам говорю как практик и преподаватель с пятнадцатилетним стажем. Ни на одном компьютере невозможно синтезировать хорошую идею.

Интервью с Максимом Филипповым
Знак серии товаров для ванны
и душа «Донна Ванна».
Интервью с Максимом Филипповым
Знак тайского центра 
дневного SPA и массажа
Интервью с Максимом Филипповым
Логотип ресторана тайской
кухни «МОПС»

— С чего начиналась ваша профессиональная деятельность?

— Мне повезло: начав карьеру в дизайне и рекламе, я продолжал учиться у своих педагогов, основавших собственное дело. Их дизайн-агентство «Гради» (ныне крупный холдинг), куда меня взяли работать, в конце 1990-х — начале 2000-х входило в пятерку крупнейших российских агентств. Мне очень хотелось с ними сотрудничать. Этот период стал одним из самых важных в моей жизни — я прошел путь от цветокорректора до креативного директора. Помимо этого учился в Германии, перенимал опыт...

— Существует ли сегодня практика международного обмена, в том числе и в вузах, и насколько она эффективна?

— Конечно, существует. Наши ребята ездят стажироваться за рубеж, и эти поездки позволяют приобрести неоценимые знания, расширить творческие горизонты. Например, одна наша студентка в прошлом семестре работала в информационном отделе компании adidas. Сегодня в мире происходит кризис коммуникаций, связанный с тем, что необходимо усваивать и передавать огромное количество данных. Никто уже не читает толстенных отчетов — вся информация визуализируется и подается в виде презентаций, информационной графики. И грамотно организовать такую презентацию — задача специалиста по графическому дизайну. Это крупный тренд. Профессионал должен так подать информацию, чтобы все заинтересованные лица могли ее быстро и максимально эффективно усвоить. Экология информации выходит на первый план. Мы зачастую учим студентов не тому, что показать на листе, а скорее тому, что не нужно показывать. Активно развиваем инфографику и юзабилити — без этих двух важных направлений современные визуальные коммуникации просто немыслимы.

Интервью с Максимом Филипповым

— Перед вашими выпускниками открываются широкие возможности...

— Да, их приглашают в рекламные агентства, издательства, информационные отделы крупных компаний, типографии. Вообще, почти все студенты с четвертого курса начинают работать. Тем, кто хочет чего-то добиться в профессии, не терпится попробовать свои силы на практике. В немецких школах, например, практический семестр обязателен, причем на ранних стадиях обучения. У нас такого пока нет. К сожалению, в России дизайнерам, даже очень талантливым, сложно найти работу, которая бы соответствовала их знаниям и амбициям. Только представьте: количество агентств, издательств, типографий в крупных городах не увеличивается, а только один вуз каждый год выпускает двадцать молодых специалистов! Как любая сфера, граничащая с искусством, дизайн не может существовать без дотаций и целевых государственных программ. Если мы хотим видеть грамотно и красиво оформленное пространство (это касается и города, и страны), то дизайнерам необходимо содействие на самом высоком уровне. Например, когда приезжаешь в Финляндию, то попадаешь в комфортную визуальную среду: красивые плакаты, вывески, витрины, скамейки, наконец! Всем этим занимаются специалисты по дизайну.

— А каким образом государство может оказывать поддержку дизайнерам?

— Есть много способов: гранты, стартапы, стипендии, специализированные выставки, бизнес-инкубаторы (коих у нас до сих пор не существует). В России даже нет действенного дизайн-сообщества: все начинания — исключительно личная инициатива заинтересованных людей. И все же ситуация хоть и медленно, но меняется. Так, два года назад в Комитет по печати Петербурга пришла работать выпускница нашей кафедры Графического дизайна из СПбГУ, и перемены к лучшему не заставили себя ждать: в прошлом году к 9 Мая город был оформлен совершенно на другом уровне — это коснулось и плакатов, и атрибутики, и постеров в метро. Визуальная среда — та область, которую не измерить ни в каких единицах. Никто не может посчитать, какой урон наносится нашим нейронам, когда мы изо дня в день наблюдаем безобразно оформленное, неорганизованное пространство. Как бы громко это ни звучало, но среда формирует личность, а, следовательно, определяет будущее.

Интервью с Максимом Филипповым
Логотип SPA-центра 
«MORE SPA»
Интервью с Максимом Филипповым
Знак кафе-бутика 
«Фламандская Роза»
Интервью с Максимом Филипповым
Знак магазина «живой обуви» 
«Famma»

— Расскажите о нынешних студентах. Есть ли среди них талантливые, неравнодушные, работоспособные ребята, у которых, как говорится, глаза горят?

— Когда мне говорят, что нынешнее поколение какое-то не такое, то я не могу с этим согласиться. По роду своей деятельности я общаюсь с молодежью и вижу много умных, одаренных и любящих свой город людей. Так было всегда. Я не открою Америки, если скажу, что основы воспитания закладываются в семье. Если человека научили чему-то хорошему, привили ему определенные ценности, то он состоится и в жизни, и в профессии. Иногда студент, казалось бы, не хватающий звезд с неба, прилежанием и усидчивостью добивается очень многого, опережая способных, но в какой-то момент остановившихся в своем развитии сокурсников.

— Значит, новое поколение не разочаровывает?

— Наоборот, радует и вдохновляет. Мы, конечно, спорим, ссоримся, боремся за дисциплину, но мне с ними интересно. Приятно сознавать, что рядом есть неравнодушные люди. А еще хорошо, что они молоды, ведь именно им через 10-15 лет предстоит решать судьбу страны. В наших вузах много молодых преподавателей, у которых хорошие взаимоотношения как со студентами, так и с представителями старшего поколения. Это очень важно для учащихся. Сейчас у нас на кафедре в художественно-промышленной академии продуктивная атмосфера — своеобразный сплав опыта и молодости — и я буду только рад, если такое положение вещей останется неизменным как можно дольше. Сам я преподаю с 1998 года, а с 2005-го читаю собственный курс «Визуальные коммуникации», причем программу нужно постоянно дорабатывать, ведь потребности общества и требования к дизайнерам меняются стремительно.

— Межвузовский обмен помогает идти в ногу со временем?

— Безусловно! В 2005- 2006 годах я целый семестр провел в Германии, преподавал на кафедре «Коммуникационный дизайн» Высшей технической школы им. Георга-Симона -Ома в Нюрнберге свой курс «Визуальные коммуникации» и почерпнул много интересного. Сейчас мы проводим лекции и семинары в Германии и Петербурге, готовим совместную программу по магистратуре, и если все сложится, будем сотрудничать с зарубежными коллегами более тесно.

Интервью с Максимом Филипповым
Знак антибутика «Spirito Giovane»
Интервью с Максимом Филипповым
Фирменный стиль кадрового агентства «Кузница кадров»

— Наши студенты отличаются от зарубежных?

— Да, и очень во многом. Чувствуется, что иностранцы выросли в устоявшейся, гармоничной визуальной среде. Однажды я провел в Нюрнберге задание, которое давал и в Петербурге: нужно скомпоновать буквы в квадраты. У наших ребят довольно много времени уходит на правки первых эскизов, а вот немецкие студенты сделали сразу практически без ошибок. Видимо, они просто не знают, что такое «некрасиво».

— А в Германии дизайнеры получают поддержку от государства?

— Там существуют разработанные еще 12 лет назад нормы ISO, в которые внесена и дизайнерская продукция (в том числе веб-сайты). Юзабилити-лаборатория, с которой мы сейчас сотрудничаем, занимается как раз тестированием дизайн-объектов на соответствие этим нормам. Кроме того, в Германии, существует совет из семи-восьми ведущих дизайнеров страны, который осуществляет контролирующую функцию. Например, все, что было выпущено там к Чемпионату мира по футболу, проходило обязательное утверждение на Совете.

— Вы много ездите по миру…

— Да, это мощная творческая подзарядка. Германия — родина печатного дела, но и Франция, и Италия представляют особый интерес. Из ближайших соседей радует Финляндия, где существует государственная программа поддержки дизайна. Там даже карту автобусных маршрутов делал профессионал, и это сразу заметно и приятно. Все, что почерпнул в поездках, современные тенденции, я в дальнейшем воплощаю в своих работах. Собственное творчество, как и ведение заказов, просто необходимо — иначе ты будешь неинтересен студентам: молодежь предпочитает играющего тренера. (Улыбается). Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо своим педагогам: Сергею Леликову, Андрею Баранову, Григорию Егорову, Евгению Лаби, которые преподали мне не только основы мастерства, но и научили общаться с заказчиками, а это дорогого стоит. Наше многолетнее сотрудничество с компанией «Берег» тому пример. Каждый год я стараюсь предложить что-то новое, интересное — в общем, с «Берегом» мне работать легко.

Интервью с Максимом Филипповым
Обложка прайса компании «Берег», 2009
Интервью с Максимом Филипповым
Обложка прайса компании «Берег», 2013

— А с другими клиентами сложно?

— Практика показывает, что нет плохих заказчиков. Если что-то не так, то нужно спрашивать с себя. Самое главное в работе — наладить межличностное общение, человеческий контакт. Этому меня научили мои педагоги, которым я очень признателен. И еще: я не занимаюсь тем, что мне неинтересно.

— Что же вам интересно?

— Делать то, что действительно полезно, нужно и удобно людям. За призами не гонюсь. Один раз лишь участвовал в Санкт-Петербургской биеннале «Модулор» в 2009 году и получил Золотой диплом выставки, а также первое место в номинации «Графический дизайн». Участвовал в конкурсе обложек, который устраивал «Берег», занял второе место. Делать вещи функциональные и эстетичные, работать с визуальной информацией – вот, что мне интересно в профессиональном плане.

— Ну а в личном?

— Путешествия. Последние мои поездки были в Тибет и в Индию. Дизайнеру иногда просто необходимо совершать перемещения не только в пространстве, но и во времени, чтобы по-другому взглянуть на происходящее.

— Индия — это не только другая культура, но еще и буйство непривычных для европейцев красок...

— Да, причем они сочетаются настолько органично, как будто над всей этой палитрой поработал профессиональный художник. В Тибете другая картина: там очень мало цвета, он весь сконцентрирован в постройках буддистских монастырей. В Индии все буквально пропитано солнцем, климат удивительный и люди. Мы как-то были там в декабре-январе, так местные жители надевали наушники, чтобы не простудиться — и это при плюс 35! Вот зарисовка из индийской жизни: я как-то покупал на рынке фрукты и уронил лимон. Хотел отдельно заплатить за него продавцу, но тот смеется: «Не надо!». И точно — откуда ни возьмись, появилась священная корова и моментально сжевала упавший фрукт. Это было так ярко, живописно и выпукло, как раскадровка хорошего комикса!

— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

— Чтобы они выходили на улицу, и их сердце радовалось от того, что они видят вокруг Красоту...