Что Вы ищете?

Василий Шишкин: «Шрифт – это путевка в вечность»

Василий Шишкин: «Шрифт – это путевка в вечность»

2019 год «Берег» объявляет годом шрифта. Ведь шрифт — это вовсе не утилитарная возможность выразить идею словами. По мнению Василия Шишкина, ставшего первым гостем «Бумаги и картона» в наступившем году, шрифт — сверхэффективный и в то же время недооценённый бизнес-инструмент. Мы не случайно дали слово этому дизайнеру: кроме того, что он входит в обойму лучших в стране, нас связывает давняя дружба. Когда-то Василий Шишкин принял участие в конкурсе на лучшую обложку для журнала, результат нам так понравился, что с этого момента его работы регулярно использовались в прайс-листе. Мы сотрудничали в подготовке выставки «Знак» и вместе привозили в Санкт-Петербург одного из высочайших авторитетов в мировом графическом дизайне —Нэвилла Броуди. Да ко всему прочему, фотовыставка работ Василия долгое время украшала офис «Берега».

— Как произошло, что вы, окончив Политех по специальности «Физика термоядерной плазмы», стали дизайнером?

— Всегда хотел быть дизайнером или музыкантом. Родители, будучи инженерами, оказались против: «Сынок, вот тебе справочник абитуриента, выбери достойную профессию». В итоге поступил в Политех. Учиться было сложно. После второго курса забрали в армию, отслужил два года, был, отмечу, художником, — это мои первые университеты. Вернулся, доучился, работал в физтехе имени Йоффе…

— Долгая дорога к дизайну.

— Все очень просто: нужны были деньги. Увлекался музыкой, пластинки стоили дорого. А ещё хотел купить джинсы. Пришел в школу, сказал: «Здравствуйте, вам художник не нужен?» Мне ответили: «Вообще-то не нужен, но в холле пустует стена, сможете Петра Iнарисовать?» Через неделю у них появился Медный всадник, а спустя некоторое время несколько школ стояли в очереди. Это было в начале девяностых.

— А как появился первый «взрослый» заказчик?

— Работал в Ленэкспо подмастерьем художника, делал самую чёрную работу, драил наждачкой металлические стенды. Однажды зимой на улице клеил обойным клеем  (другого в те времена не было) постер. Мимо проезжал человек в шапке-ушанке, спросил: «Можешь три буквы на спутниковых антеннах нарисовать?» «Конечно!» Через полгода позвонили: «Приезжай, есть дело». В то время заказчик занимал несколько комнат в общежитии. И вот сидят три парня: «Слушай, мы название придумали хорошее — GeneralSatellite». Подумал, они не в своём уме. Но сказал: «Хорошо». «300 долларов, если нам понравится, если нет, извини». Эти деньги казались абсолютной фантастикой. Весь месяц рисовал логотип. Предложил единственный вариант, который был принят. Меня сразу пригласили на работу, а потом они резко пошли в гору, появился «НТВ+», события развивались стремительно.

В 1998 я уволился, создав своё предприятие. Вскоре победил в конкурсе по созданию эмблемы празднования 300-летия Санкт-Петербурга.

— Что было дальше?

— Город предложил мне по сути обслуживать 300-летие, штат сотрудников увеличился до 15 человек. В том же году провел в ЦВЗ «Манеж» выставку «Знак». Для этого были предпосылки: стремясь постичь профессию, я встречался с дизайнерами и брал у них интервью, в результате появилось много хороших знакомых. В итоге выставка спозиционировала меня как одного из ключевых игроков на этом поле — кем, разумеется, в тот момент я не являлся.

— А что сейчас?

— Сейчас работаю один.

— Почему закрылась ваша школа графического дизайна?

— Школа требовала практически всё моё время, а в коммерческом отношении оказалась не столь успешна, как я ожидал.

— Планируете вернуться к преподаванию?

— Мне нравится преподавать. И в то же время учиться самому.

— Как появился интерес к разработке шрифтов?

— В процессе создания логотипов, ты всё время придумываешь буквы, в итоге формируется багаж, из которого можно сделать интересные шрифты. Путь к разработке готового шрифта очень долог и тернист.

— Сколько стоит шрифт?

— Простое начертание может стоить от 20 тысяч рублей. Для решения широкого круга задач нужно несколько начертаний. Обычно предлагаю один творческий шрифт, акцидентный, для каких-то выделений, стильных историй. А второй — рабочая лошадка, от 4 до 10 начертаний. Чаще всего эта гарнитура основывается на логотипе, хороший логотип как правило содержит потенциал для разработки шрифта. Всё это может стоить порядка 300 тысяч рублей.

— Вас, наверное, раздражает, если вас называют Тёмой Лебедевым Петербурга…

— Не слышал про такое. Пусть говорят.

— Как вы считаете, Петербург и Москва отличаются с точки зрения шрифтов, знаков, айдентики?

— Конечно. Принципиально. Москва бесконечно разнообразна, раскрепощена, там больше идей, направлений, экспериментов, новаторства. В этом Вавилоне органично приживается новое, пышным цветом цветут немыслимые логотипы и экстраординарные шрифты. Питер более целомудрен, сдержан и аскетичен. Но и здесь полно богатств, которые в основном относятся к имперскому прошлому. На здании Большого зала филармонии есть четыре замечательные цифры, которые мы специально приходим рассматривать со студентами. Или, например, надпись ASTORIA: в латинской «R» вы увидите такую замечательную, красивую, элегантную ногу, которая не позволит вам заснуть спокойно.

— Когда вам исполнилось 40, вы поступили в консерваторию.

— В класс профессора Б.И.Тищенко, наиболее известного ученика Шостаковича. До этого примерно три года занимался в кружке при Союзе композиторов. Базового музыкального образования у меня нет, хотя с пяти лет играю на фортепиано, занимался с педагогом частным образом. Музыка очень помогла мне в постижении дизайнерской профессии. Каноны красоты одни и те же. Это вопросы гармонии, формы, тождество и контраст.

— А когда работаете, вы слушаете музыку?

— Никогда. Стоит зазвучать музыке, как я сразу начинаю только слушать.

— Считается, что хороший дизайнер должен оставить после себя три вещи...

— Да, знак или монограмму для самого себя, что крайне сложно, шрифт и стул.

— Стул?

— Да, и эта задача не из лёгких. Обычные магазинные стулья универсальны, они для всех и ни для кого. Я только что купил участок и построил дом, мебель проектирую сам. На табуретку, сделанную своими руками, сажусь и чувствую себя как на царском троне. До стула ещё не дорос, но досконально изучаю этот вопрос.

— Есть логотип, который вы считаете шедевром?

— Мне нравятся многие и западные, и наши, очень хорош bp. Помните, каким он был? Картуш и две прописные наклонные буквы. С появлением нового возник целый пласт смыслов. Из отечественных Yotaмне очень нравится, МТС хороший, Beelineпотрясающий. «Мегафон» тоже хорош, но его вечно приходится модернизировать. Есть понятие великий, а есть прекрасный. «Мегафон» прекрасный, а bpвеликий.

— Зачем дизайнерам стоит заниматься шрифтами?

— Когда я прихожу к заказчику, говорю: вот логотип, а вот к нему буквы, шрифт на основе логотипа. И это колоссальное конкурентное преимущество! Каждый рекламный носитель будет обладать своим собственным лицом. Шрифт — колоссальный бизнес-инструмент.

— Другое дело, в состоянии ли мы, простые зрители, это оценить?

— Мы оцениваем на подсознательном уровне. Разумеется, зритель не сможет обнаружить обратный энтазис, или осознать открытую апертуру букв. Но он чувствует и ощущает новизну.

Возвращаясь к истории со стульями: мы вечно стесняемся, боимся показаться смешными… Не нужно стесняться! Бояться нужно другого: упустить время и не сделать что-то важное! Разработка шрифта — долгий и трудный путь. Листовка живёт несколько дней, логотип годы, а шрифт — это путевка в вечность.